Хэмири

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хэмири » Клуб "Полная луна" » Личные покои Риллена


Личные покои Риллена

Сообщений 31 страница 43 из 43

31

Мужчина только улыбнулся, позволяя Джене делать то, что ему заблагорассудится. Ему нравились нежности не только до, но и после секса. И если до это были откровенные дразнящие ласки, то после он отдавал предпочтение медлительным, даже ленивым нежностям. Риллен издал мурлычущий звук, давая понять любовнику, что ему нравятся подобные действия. Руки иерина продолжали мягко скользить по изящному юному телу.
- Хмм... А что ты понимаешь под понятием "любить"? Возможно, тогда я смогу ответить на твой вопрос, - мужчину ничуть не смутил подобный вопрос, он с интересом посмотрел на своего собеседника.

0

32

Довольный чужой реакцией, Джене осторожно переместился чуть в сторону, устраивая голову на груди Риллена и слегка зажимая его бедро между своих коленей. Теперь он почти в упор смотрел ему в лицо, чуть неловко улыбаясь. Кажется, сам себя поставил в тупик. Рэйнс был напрочь лишен всяких романтических предрассудков и суждений.
- Ну… честно говоря, я плохо представляю. У меня и опыта особого нет, - Джене хмыкнул. Так и есть. Кроме бесчисленных связей в клубе – ничего такого. Не прерываясь, он провел кончиками пальцев по коже Риллена, на миг задержавшись в ямочке между шеей и ключицей - там четко бился пульс.  – Это должно быть сильным чувством, если человек останавливает выбор на ком-то одном. Хотя, наверное, для инкуба, и даже полукровки вроде меня, это уже что-то немыслимое?
Джене скосил взгляд в его сторону, стараясь понять, не перегибает ли палку.
- Впрочем, речь конечно больше о некой... духовной привязанности. А еще она должна быть как цепь. Как будка привязана к собаке, так и собака – к будке. Обоюдно.
Джене вопросительно изогнул бровь, раздумывая, не сглупил ли подобным ответом.

0

33

Он с интересом слушал рассуждения юноши с мягкой, чуть загадочной полуулыбкой.
- Сильное чувство? Сильные чувства, даже направленные на одного человека, бывают разными и могут длиться разные промежутки времени. Как среди всего этого мнообразия отличить любовь? По каким признакам? Или это должна быть совокупность признаков? - Риллен улыбнулся немного хищно, зная, что своими вопросами загоняет хастлера в лабиринт абстрактных понятий, а может и откровенно ставит в тупик. Но делал это из своих собственных представлений о благих намерениях. - Не знаю, как дело обстоит у полукровок, но у иеринов исключительно полигамные отношения. Иначе это может быть смертельно. В первую очередь для объекта обожания. Я с детства привык, что мои родители периодически водили в дом разных людей. Как-то я спросил, почему они так делают, ведь, насколько я знал, у моих друзей-людей все было иначе. Но мне только ответили, что когда вырасту - пойму. Так оно и произошло. А если говорить о духовной привязанности... то, наверное, без нее сложно создавать семью и растить детей... Но я не могу сказать, что мои родители были приявязаны друг к другу как собака к будке. Ведь собака сама не выбирает, быть ли ей привязанной или нет. А мы - вибираем

0

34

Джене ухмыльнулся. Подобные вопросы могли многих загнать в тупик, заставляя путаться в награмождении понятий, следующих одно за другим, однако, ему, пожалуй, была не столь уж важна суть. В конце концов, предмет не теряет этой самой сути, даже будучи неправильно названным. Его интересовало личное представление Риллена. Что ж, он его, можно сказать, получил.
- Вы правы. И, вероятно, признаки каждый определяет для себя сам, поэтому необходимость сравнивать отпадает сама собой.
Джене с любопытством выслушал краткие сведения о семье инкуба. Он никогда всерьез не задумывался о том, как именно живут его дальние "сородичи", имея лишь смутное представление о некоторых лишениях и "радостях" подобного существования.
- Выбираем? - повторил он следом за Рилленом, будто пробуя слово на вкус. Он сложил руки на его груди, укладывая на них голову, словно его одолела усталость. - Значит, вся разница - в наличии выбора...что ж, возможно, некоторым дано это испытать, даже не задумываясь о том, что они в действительно чувствуют. Не могу сказать, что чувствую себя обделенным, но мне всегда хотелось разделить этот процесс на этапы и пройти их в строго определенном порядке. Но это, разумеется, невозможно... надеюсь, я не очень вас утомил?
Рэйнс предусмотрительно умолк, застыв, доверчиво прижимаясь к мужчине и разглядывая его, слегка склонив голову набок.

0

35

- Утомил? Ну, что ты! Мне всегда интересны разговоры на абстрактные и неопределенные темы. К сожалению, они редко кого волнуют, - он мягко улыбнулся, запуская пальцы в светлые волосы юноши, перебирая, распутывая кое-где спутавшиеся пряди и слегка натягивая. - Мне интересно, почему тебя волнуют подобные темы... Что именно во всем этом тебе кажется невозможным? И на какие этапы ты хочешь разделить этот процесс, а главное зачем?
Мягкий полумрак обстановки и трепетные отстветы свечей на стенах создавали расслабляющую уютную обстановку, располагали к размышлениям и философским разговорам. Риллену всегда было любопытно знать, о чем думают, мечтают и что чувствуют те, кто работают в его заведении и занимаются столь своеобразным делом.
- Тебе не холодно? Может, хочешь чего-нибудь? Если да - скажи, - иерин провел рукой по спине любовника, проверяя не замерз ли он и на всякий случай подтянул ближе плед.

0

36

- Хорошо… - успокоенный таким ответом, произнес Джене, наслаждаясь легкой лаской. Он чуть улыбнулся на последний вопрос Риллена, однако, промолчал, словно приберег ответ на потом. Разгоряченной коже и впрямь было немного прохладно, но ему нравилось получать живое тепло от тела, к которому он сейчас прижимался, поэтому Рэйнс лишь слегка потянул на себя предложенный плед, укрывая их двоих по пояс.
- Что касается этой темы… я бы не сказал, что она особо беспокоит, скорей, всплывает на поверхность каждый раз, когда видишь перед собой наглядный пример. Всего лишь желание человека подчинить все своей воли, сделать процесс управляемым, а значит – обезопасить себя от разочарований, - Джене слегка нахмурился, будто сам был недоволен подобным ответом. – Моя жизнь в клубе поделена на довольно четкие этапы, даже несмотря на то, что я обслуживаю совершенно разных людей, я почти застрахован от больших «потрясений». И порой кажется, что все, что более хаотичное…как чувства, тебе недоступно.
Рэйнс уже почти жалел, что завел подобный разговор. Он не любил жалобы и все, что хоть отдаленно их напоминает. Выскользнув из-под покрывала, подобрался ближе, склонившись почти к самому лицу мужчины, вглядываясь в темно-багровую радужку его глаз. Скользнул губами по его губам, легко целуя, едва касаясь языком гладкости зубов, немного отстранился, почти выдохнув слова иерину в губы: - Хочу ли я чего-нибудь? Сделайте меня своим.
Произнесено было просто и даже буднично, без пошлой наигранности, но с ударением на последнее слово. Это было даже интересно. Ожидание реакции и то, как будет истолкована фраза. Рэйнс знал, чем была бы чревата связь на постоянной основе. Достойный финал...если он был его достоин.

0

37

Мужчина пронаблюдал, как его любовник укрылся пледом, и удовлетворенно улыбнулся. Все-таки сейчас не самое теплое время года, а вот так вот расслабившись после физической активности можно незаметно для себя подхватить простуду...
- Человеческой, да и не только человеческой, природе свойственно подчинять. Этим люди и отличаются от животных. В трактате какого-то философа, чьего имени я сейчас не вспомню, что-то было об этом. Что только разумное существо способно пленять и подчинять своей воле другое разумное существо. Не могу с ним не согласиться и со справедливостью его наблюдения. А раз это часть нашей природы - бессмысленно с этим бороться. Но так уж мы устроены, чтобы искать объяснения всем нашим душевным проявлениям... - он мягко улыбнулся Джене, ласково ероша его волосы. - А от потрясений не застрахован никто. Ни тот, кто пытается контролировать каждый свой вздох, ни тот, кто отпускает свою жизнь на поруки судьбы. Потрясений может избежать только тот, у кого нет чувств. Кто не умеет любить, волноваться, бояться, сердиться, сомневаться, восхищаться... Но мне бы не хотелось стать когда-нибудь таким. А потрясения... у человека всегда есть силы с ними справиться, так уж он устроен. И каждая победа над трудными жизненными суациями, какими бы они ни были, делает только сильнее.
Еще несколько мгновений назад расслабленный и даже ленивый, иерин преобразился, выпуская на волю дремлющего в нем хищника. Он ловко скинул с себя Джене,  меняясь с ним местами, прижимая к кровати его изящное тело. Почти сразу, не давая юноше прийти в себя после такой внезапной передислокации, Риллен приник к нему страсным, чуть порывистым поцелуем, словно пытаясь выпить душу. Оторвавшись, он мягко, словно ничего только что не было, поинтересовался:
- И как же ты хочешь, чтобы я это сделал?

0

38

Рэйнс, несмотря на слегка рассеянный взгляд, слушал крайне внимательно, как человек, который не рассчитывал на продолжение темы в дальнейшем.
- Однако, подчинить другого человека куда проще, чем протекающие процессы или те же чувства… - довольно тихо ответил Джене. – Я бы даже сказал, легко. Сложно заставить его желать подчиниться. Но я совсем ушел от темы.
Он слегка улыбнулся Риллену, автоматически  приглаживая взъерошенные им же волосы.
- Вы правы, мне даже нечем возразить. Просто, к сожалению, даже знания не спасают от ошибок, и смирение с привычным и однообразным ходом жизни - худшее, что можно испытать. А может, у меня и нет никаких чувств…
Последнее – уже совсем тихо, будто скорее самому себе и, отвлекшись, Джене не успел никак отреагировать на проявленную активность, когда Риллен неожиданно подмял его под себя. Обхватил иерина руками за шею, неуверенно отвечая на его ярый, властный поцелуй. Отстранившись, чуть улыбнулся, в задумчивости прикусив нижнюю губу, автоматически касаясь пальцами своей шеи – там, где остались багровые метки от укусов Риллена. Он и так почти та же собственность – неважно, на время или нет.
- Скажите…вы когда-нибудь...забирали чужую энергию целиком, до конца? Иссушая человека полностью? – Джене провел руками по груди мужчины, по сильным плечам, будто исследовал их впервые. – Впрочем, мне почему-то кажется, что нет…вам не присуща подобная жестокость, да? Сделать кого-то своим навсегда и забрать его целиком?
Даже непонятно, чего в этом вопросе было больше - любопытства или какого-то личного интереса. Хастлер раздвинул колени, так, что Риллен практически полностью распластался на нем, и замер, не делая попыток приблизиться или прикоснуться, только их тела были плотно прижаты друг к другу.

0

39

- Подчинить можно кого угодно, если найти правильную тактику, - наклонившись совсем близко, так что темные волосы застилали пеленой весь обзор, прошептал на ухо юноше Риллен. - Вопрос лишь в том, для чего это нужно? Чтобы обезопасить себя от разочарований? Или есть и другие цели?
Он немного отстранился так, чтобы своим весом не причинять Джене неудобства, впрочем, не спеша его выпускать.
- Знания спасают от многих ошибок, но к сожалению не от всех... ведь совершать ошибки свойственно всем... вот только у всех они разные...- в темно багровом взгляде на краткие мгновения отразились блики пламени свечей. - Ты прав, я прежде никого не убивал, ни по случайности, ни по умыслу. Для случайности или неосторожности я всегда слишком отвественно подходил к своим... способностям, а потому довольно быстро вывел своего рода границу, которую преступать нельзя. Для человека это два-три раза, для оборотней и вампиров - немного больше... Впрочем, насколько мне известно, некоторые мои сородичи принимали своего рода заказы на убийство от неизлечимо больных. Это... довольно своеобразный и приятный способ смерти... Хотя мне подобного ни разу не предлагали, - мужчина наклонился в хастлеру, целкуя по контрасту мягко, почти невесомо. - И забрать всю энергию до капли - не значит сделать своим. Ведь живое существо прекрасно таким, как оно есть, а, убивая его, ты не делаешь его своим, а просто теряешь, и теряешь навсегда. А я не люблю терять тех, кто мне небезразличен.

0

40

- Цели разные… - уклончиво ответил Джене. Подобная близость делала любой вопрос почти интимным, личным. – Обезопасить себя, упиваться властью, быть для кого-то богом – самые простые желания, болезненный эгоизм или жадность.
Рэйнс не отводил взгляда, наблюдая за игрой бликов в радужке; неловко дернувшись, чуть привстал на локтях.
- Знаете, у большинства ваших сородичей подобные речи вызвали бы недоумение, - он тихо хмыкнул. – Видимо, люди никогда не были для вас просто пищей, куском мяса и энергии, иначе вы бы относились к процессу их «поглощения» куда проще. Это…интересно. Вас так воспитали, Риллен? Или это ваша личная черта характера? – вопросы были заданы в непринужденной манере, возможно, даже не требующие ответа. Мягкое прикосновение губ было похоже на утешение. – Видите, природа, наверное, обо всем позаботилась. Я почти уверен, что, будучи полноценным инкубом, оставил бы после себя много опустошенных. Мне не присуща жестокость, а вот равнодушие  – да… поэтому все, что я могу сейчас – это питаться крохами чужой энергии и удовлетворять чужие потребности более, чем люди могут удовлетворить мои.
Он будто бы озадаченно улыбнулся. Потянулся к Риллену, обнимая его за плечи, словно пытаясь удержаться, прижался к его плечу.
- Разве они вам все небезразличны?

0

41

- А ты так много моих сородичей повидал? - с легкой ироничной улыбкой поинтересовался иерин, чуть склонив голову на бок. - Сейчас я, пожалуй, с точностью и не смогу сказать, чего в моем отношении к людям больше - воспитания или собственного мнения. Я в детсве часто играл с соседскими ребятами, не видя между нами отличий, и когда стал старше мое отношения к ним не сильно изменилось.  Возможно, повлияло и то, что в моей семье к людям не относились пренебрежительно и не внушали мне чувство превосходства над ними. Так или иначе я не могу относиться к другим разумным существам просто как к еде. И мне, если честно, смутно представляется, как, разговаривая с человеком, я на его месте видел бы, например, бутерброд, - мужчина погладил любовника по волосам, изучая с каким-то новым интересом. - Наверное, и к лучшему, что ты не чистокровный иерин. Иначе за подобное тебя убили бы либо свои же, либо разгневанные люди. Даже если я к кому-то и безразличен, это не повод его убивать. И мне не хотелось бы убивать тебя за подобный проступок. Это не угроза, это просто предупреждение. Надеюсь, что это были просто размышления и реализовывать ты их не станешь? - Риллен серьезно посмотрел на юношу, надеясь, что дальше рассуждений эта тема не зайдет. - Если тебе не нравится твое нынешнее занятие - ты всегда сможешь его сменить на то, которое будет приносит тебе удовольствие.

0

42

- Ну…скажем так, достаточно, чтобы составить о них определенное мнение, - Джене пожал плечами. – Я все же убежден, что вы, господин Риллен, скорее счастливое исключение. Симбиоз воспитания и личных принципов… приспособленность. Конечно, это наверняка не уникальный случай, но…приятно удивляет.
В голосе прозвучало легкое приятное удивление. Рэйнс перехватил изучающий взгляд и, вздохнув, все же отвел свой.
-Простите. Возможно, я, правда, перегнул палку, - он поднял на мужчину чуть виноватый взгляд, робко коснувшись его запястья. – Разумеется, это лишь размышления. Предположения. Но я тот, кто я есть, им и останусь.
- Наверное, если бы я мог, то поступил так изначально, впрочем, у меня нет склонности искать себе оправдания – я просто выбрал то, что казалось мне проще, - он хмыкнул. - Думаю, я останусь здесь до тех пор, пока вы не скажете, что мне придется уйти. Интересно, насколько скоро это случится?
Джене вполне легкомысленно улыбнулся, слегка сползая вниз, будто устал, практически облокотившись о Риллена, но так, чтобы при малейшем намеке тут же отстраниться.

0

43

- Я рад, что это были просто размышления, а ты у меня умный мальчик, - он поцеловал юношу в лоб. Жест получился покровительский и даже немного отеческий.
- Что касается проблемы выбора… это почти бесконечная тема для разговоров и тем более размышлений. И, пожалуй, не многие умеют не сожалеть о своих решениях, - мужчина потрепал Джене по светловолосой макушке, словно котенка. Почему-то именно такие ассоциации вызывало это хрупкое, доверчивое, и в то же время осторожное создание. – А тебе так хочется, чтобы это скорее произошло? – в глазах иерина отразилось любопытство. – В нашем деле уходить приходится обычно по трем причинам: либо за совершение непозволительного по отношению к клиентам поступка, либо когда чувствуешь, что из всего этого вырос морально, либо когда перестаешь нравиться клиентам. Так что когда случается что-то из этого, хастлеры и сами знают, и уходят самостоятельно, не дожидаясь, когда их об этом «попросят». Это своего рода жест уважения в этой …ммм… своеобразной профессии. И без крайней на то необходимости я не буду отходить от традиции.
Риллен лег снова на спину, превращаясь из быстрого и опасного хищника в большого ленивого кота.
- Будем спать или хочешь еще о чем-нибудь поговорить?

0


Вы здесь » Хэмири » Клуб "Полная луна" » Личные покои Риллена