Хэмири

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Хэмири » Особняк клана Транес » Комната Джино


Комната Джино

Сообщений 1 страница 30 из 87

1

Описание будет чуть позже

0

2

* Чердак *

Сюда и принес Джино Йоренса, уложив на мягкую пуховую кровать и укрыв одеялом. Кровать вообще притягивала взор. Если уж на то пошло, то жизнь Джино была не сахар. Сплошные тренировки, занятия в библиотеках, приемы. Так пусть, решил он, хоть кровать будет мягкой и пушистой. Такой, в которую приятно будет лечь самому и...уложить кого-нибудь другого. Вот...
Потом вампир принес ранее упомяную мазь - лучшее средство от синяков и ушибов, надо сказать. Как бы быстро они не заживали, а больно-то всегда так как надо.
Зачерпнув немного, он принялся осторожно втирать ее в кожу на несчастной припухшей щеке, которая ко всему прочему уже начала приобретать великолепный синеватый оттенок. Сколько времени еще пройдет, прежде чем синяк пожелтеет, а потом и сойдет полностью?
"Нет, Джино. Ты точно идиот."
Кажется, Йоренс спал. Поэтому Джино продолжал ухаживать за ним молча. Если захочет еще попить-скажет. Не такой он уж и мазозист, чтобы молчать до последнего. Как бы ни был обижен...

0

3

Йоренс не смог бы сопротивлятся даже если бы очень захотел, когда его нагло подхватили на руки и поволокли куда-то. Впрочем, "куда-то" оказалось мягким, и тёплым, так что уставший от всего произошедшего, да ещё сильно ослабленный раной такри быстро уснул, уже сквозь сон чувствуя, как его болящую щёку натирают чем-то. А после была долгожданное ничто. Пускай всего-лиш сна...
Йоренс проснулся через несколько часов. Открыл ещё более блёклые чем обычно, больные глаза, долго смотрел в потолок, без мыслей, без желаний, почти что без чувств. Затем перевёл взгляд на вампира, задремавшего в кресле, и вновь прикрыл глаза. Рука болела дико даже при мысли о том чтобы двинутся с места, да и слабость вызваная большой кровопотерей никуда не делась. чувствовал он себя полнейшей тряпкой. И не только физически.
И это Йоренсу не нравилось. Поэтому он, наверное, выбрался из этого бренного тела, вспучив горбом покрывало. А когда спустя минуту то зашевелилось, из под него уже выбралась здоровенная, чёрная как ночь пантера. Мягко спустилась на пол, и потоптавшись на месте подошла к вампирьему креслу, свернувшись солидным таким клубком под правым подлокотником. Как всегда...
По крайней мере, так было немного легче. Не так горько. Забыться хоть на пару минут, представив, что ничего... не было. Что всё по прежнему...
Одинокая солёная капля быстро затерялась в густой чёрной шерсти.

0

4

Снилась определенно какая-то ерунда. Наверное кошмары, но Джино никогда на них особо не реагировал. Мог только беспокойно морщиться во сне, но чтобы просыпаться с бешено колотящимся сердцем и испариной-такого не бывало.
Вот и сейчас. Вроде бы сон нехороший, а просыпаться не хотелось. Откроешь глаза и будет плохо. Морально...Физически-то все было нормально. А вот у Йоренса не очень.
Йоренс...
Джино открыл глаза и его рука, лежащая на подлокотнике, соскользнула с него, наткнувшись на что-то пушистое.
Пушистилась у него под ладонью, оказывается, исполинских размеров пантера, свернувшаяся клубочком возле кресла. Да нет...Не клубочком, а клубочищем. Огромным таким и черным-черным.
Джино нашел ухо животного и слегка за него потянул.
- Ты меня простил?

0

5

Вампир проснулся. Такри никак не отреагировал на это. Даже когда тот зарылся пальцами в его мех и вцепился в ухо. Пришлось поворачивать голову и смотреть на кровососа блёклыми, жолто-зелёными глазами. Ещё более пустыми, чем обычно и какими-то грусными. Долгий взгляд, и - тишина. А что вы хотите, чтобы кошка заговорила человеческим языком?
Простил? Этот вопрос ломает тихую, наивную иллюзию, в которую такри уже почти совсем поверил. Нет, всё было. И всё было плохо всё было... ужасно.
Лобастая кошачья бошка опускается на лапы. Без ответа, без даже намёка на ответ, если конечно не считать молчание ответом.
И всё по прежнему... погано. Жизнь без смысла. Вздох за вздохом, не имеющий цели. Никакой. Это тяжело. А кое кто, в издевку, чтоли, ещё и не хочет отпускать его туда, где смысл не нужен... Где темно и тихо...

0

6

- Да ладно тебе. Кончай дуться, зеленый. - тут бы и засмеяться, как всегда делал Джино, когда Йоренс обижался (или делал вид, что обижался) на что-то. Но смеха не последовало.
Знал ведь вампир, что это не сработает. Но попытка-не пытка, да? Ха-ха...ха...
И молчание за согласие тут уже не посчитаешь. Слишком тягостным было это молчание. Слишком много грусти было в глазах пантеры. У даже упрек...
- Понятно.
"Я уже не знаю, что делать. Просил, умолял, а ты все смотришь и смотришь на меня вот так."
Джино продолжал теребить ухо пантеры, прикрыв глаза. Никуда не смотреть, ничего не видеть. Вот самое лучшее решение. Только чувствовать под пальцами короткую шерсть и думать, что все в порядке.

0

7

Тихо-тихо лежать...  И стараться ни о чём не думать, чтобы не разжигать и без того лютую тоску там внутри. это... Это возможно. Сжаться в комок, как сжалось там, внутри, раненое тело и старатся не обращать внимания на теребящие ухо пальцы. Это трудно... Движение пальцев навязчиво, и начинает раздражать, прямо хоть отмахивайся лапой. Но - нельзя. Он слишком привык к мысли что нельзя поднимать руку... лапу на своего господина. Глупо да? Всё ещё помнить какие-то данные самому себе запреты после того, как всё рухнуло.
Просто не обращать внимания. Просто...
А вот телу эти прикосновения нравились, и пака сознание открещивалось от них, стараясь ничего не видеть и не слышать, большущая, но всё-же кошка выпустила когти, пачиная лениво, неторопливо, с сочным хрустом невыдерживающих такого обращения волокон, мять ковёр лапами. Такри поглатил достаточно кошачьих, чтобы перенять от них эту глупую привычку...

0

8

Громкий неонятный звук, похожий на треск рвущейся ткани, заставил Джино недоуменно открыть глаза и перевести взгляд вниз-туда откуда этот звук доносился.
Черный кошак неторопливо уничтожал его ковер, проковыривая в нем нехилых размеров дырку своими когтищами.
Тут бы надо пожалеть ковер, но вампиру было на него плевать. Его порадовало то, что судя по всему, такри немножко сменил гнев на милость. А может быть это поглощенные им животные из семейства кошачьих внутри заговорили.
Незаметно для самого себя, желая еще больше раздобрить такри, Джино перегнулся через подлокотник кресла и теперь уже двуям руками не просто трепать пантеру за уши, а медленно, размеренно почесывать за ними, псускаясь к шее животного.
"Ну прости меня...И прекрати прятаться в этом теле..."

0

9

Опомнился такри лишь спустя несколько мгновений, и то, когда почувствовал раскатистое мурчание, мелкой дрожью начавшее сотрясать его покров. Дёрнулся, в попытке толи вскочить на лапы, толи возвращаясь в реальность из самопроизвольно забытия. Несколько испугано и недоумённо уставился на склонившегося к нему вампира, чьи пальцы настойчиво зарывались в шерсть и гладили... Кот коротко, тоскливо мряфкнул, и начал проседать... мягкая шерсть оплыла и позеленела, жолто-зелёная жижа скользнула сквозь пальцы вампира вниз, торопливо впитываясь в скорчившееся на полу человеческое тело.
Такри просто испугался. Испугался и растерялся, и теперь торопливо прятался поглубже от этих прикосновений.

0

10

Вовремя не убрав руки от шерсти, которая начала превращаться в липкую жижу, Джино теперь в задумчивости смотрел, как она стекает с его рук, втыгиваясь во вновь бразовавшееся человеческое тело.
Удивительное свойство...Кажется, что жижа такая липкая, противная и вязкая, а потом хоп...и от нее на руках не остается и намека. Как будто ничего и не было.
- Рен.
В человеческом теле можно было распознать больше эмоций. И если большая киса только что раскатисто мурчала, довольная его прикосновениями, то стоило только такри снова спрятаться в человеческом теле, как Джино смог во всей красе разглядеть, боль, обиду и страх, живописно нарисованные на лица слуги.
- Рен, я больше не буду. - виновато сказал Джино. - Это было помутнение рассудка. Ты просто не можешь понять, потому что сам никогда этого не испытывал.

Отредактировано Джино (2008-12-08 14:36:56)

0

11

Такри дёрнулся, попытался сесть, упираясь в пол здоровой рукой, но не сумел. Тело было ещё слишком слабо. Поэтому он перестал дёргаться, и остался лежать как лежал на подраном когтями ковре. Глаза тусклые, больные...
- Помутнение? - тихо переспросил такри. - Такое, что ты наконец перестал лгать и сказал правду?
Видят боги или кто там есть на самом деле, он не хотел говорить с Джино. Вообще ничего не хотел. Но уж больно глупо прозвучало сказанное им. Глупо и... Что он пытается внушить этими словами? К чему клонит и вообще, зачем ему это? Вздумал поиздеватся? Вроде, за ним такого раньше не замечалось. С другой стороны, он раньше и не показывал своих истинных чувств. Мастерски скрывал целых семь лет. и сейчас снова начинает ломать какую-то комедию. хотя, как бы хотелось, чтобы всё это оказалось просто дурным сном...

0

12

"Мы точно совсем-совсем друг друга не понимаем."
Ну как объяснить такри то, что самому кажется прописной истиной? Как? Йоренс все вывернет неизнанку и поставит с ног на голову. Это всегда за ним наблюдалось, но сегодня особенно. Болезнь сделала его еще более вредным.
- Вредный ты, Иллат. - констатировал Джино, встав с кресла и поднимая Йоренса на руки. - Надеюсь, ты не будешь из вредности брыкаться и упрямиться?
Он снова положил его на кровать. Каким бы мягким ни был ковер, но он все равно: А) не был столь мягким как бесчисленные слои ковров на чердаке, Б)по полу дул сквозняк.
- Такое, что я наконец выплеснул всю боль потери любимого человека и мне очень жаль, что это получилось так. Но тебе это неинтересно и тем более непонятно. Забудь, Иллат. Спи. Я больше не буду тебя трогать. Если захочешь пить или еще что-то-позови слугу.

0

13

Вот снова... Зачем он это делает? Йоренс не стал сопротивлятся, когда его подхватили на руки, и отволокли обратно на мягкую постельку и прикрыли тёплым одияльцем.
- Зачем ты делаеш всё это? Зачем? - не в состоянии ответить на этот вопрос самостоятельно потребовал ответа у Джино такри. - Зачем тебе такая тварь как я? Тебе ведь противно возится со мной, да? Зачем тогда ты всё это делаеш?!
На середине фразы голос Йоренса сорвался, он всхлипнул но всё равно договорил сквозь боль и слёзы, вновь потёкшие по щекамам. Научился плакать на свою голову...
Да что уж теперь поделаешь... Придётся учится сдерживать слёзы. Тем более, похоже на то, что времени для этого удет придостаточно...

0

14

- Сегодня я понял, что он ко мне никогда не вернется. - ответил Джино. - Я сидел в библиотеке и вспоминал, вспоминал, вспоминал. Нашу с ним встречу, общение. - тихий смех. - Знаешь, я до последнего питал надежду, что когда-нибудь ты мне его вернешь. Кто вас знает...Такри-вид до крайности неизученный. И поэтому существовала вероятность чуда. Но вот в библиотеке, закопавшись с головой в очередную книгу, где упоминалось о тебе подобных, я вдруг с ясностью осознал, что ничего такого не произойдет. Никогда-никогда. Мартин вот уже семь лет как мертв и никогда не вернется. Знаешь, что такое - испрытывать к кому-то одновременно злость и любовь? Пусть даже этот "кто-то" - призрак прошлого. Я был зол. И я пришел к тебе. Знаешь, я...Хотел попросить тебя принять его облик. Чтобы окончательно распрощаться с прошлым, но...Просто не смог сдержаться. Вся эта боль...Она копилась и копилась во мне годами и нашла выход вот в таком вот неприглядном поступке. И...Не знаю оправдывает ли это меня хоть в какой-то мере, но когда я ударил тебя, в последний момент я сдержался, иначе бы снес тебе голову, Рен. В сотый раз уже прошу у тебя за это прощения. Я знаю, ты очень на меня обижен. И наверное ненавидишь...
Поток слов иссяк и Джино просто замер, выдохнув.

0

15

Наверное, он не врал. Невозможно врать с таким... С таким голосом, интонациями, выражением лица. Невозможно. Такри тихонько похлюпывал носом, стараясь сдержать слёзы, и... понимал что кое в чём Джино прав... Если бы он тогда ударил в полную силу, Йоренс бы синяком не отделался. Он бы... Наверное голова бы хрустнула как гнилой грецкий орех.
осознание этого, наверное помогло такри наконец перестать плакать. Он потёрся щекой о подушку, вытирая мокрую щоку, и с какой-то глубинной дрожью в глазах вновь глянул на Джино.
- Я не умею ненавидеть. - признался он. - И не хочу учится этому. Я не хочу снова... Пожалуйста... Я не хочу чтобы всё снова повторилось!
Мордаха у такри сделалась какой-то по детски жалобной и растерянной. Такри завозился. пытаясь толи сесть, толи... Но лиш поморщился от боли, и сполз обратно на постель.

0

16

- Не повторится. - хоть жизнь и научилас Джино, что нельзя давать обещания, в выполнении которых ты не уверен (не столько из-за неуверенности в себе, сколько из-за неуверенности в жизненных обстоятельствах...никому не дано заглянуть в будущее), но это он готов был обещать такри хоть тысячу раз.
Не повторится...Не повторится...Не повторится...
- Ты меня прощаешь? Скажи мне "Я тебя прощаю и опять буду прежним вредным Йоренсом, которого ты всегда знал". Ну скажи...
Последнее Джино почти проконючил, снова возвращаясь в свой образ подростка-переростка.
Он улыбнулся.
- А теперь... - он повозился и достал заранее заготовленный небольшой шарик из спрессованных трав. В бессознательном состоянии такри мог им запросто подавиться. - Скажи "аааа" и не упрямься, если по вкусу будет не очень. Зато боль снимет.
Такри как-то не особо возражал и травяной шарик скрылся у него во рту, оказавшись за больной щекой.
- Поспи. Или...хочешь, я поиграю на флейте?

0

17

Не повторится...
Такри от этих слов сделалось намного легче. Будто камень с плеч свалился. Глупо конечно, но... Так было спокойнее. Так было легче. А Йоренсу сейчас надо было спокойствие, позарез надо было... Хоть немного. Хоть ненадолго.
- Я прощаю... - выдохнул он, закрывая глаза. Затем послушно открыл рот и дал вампиру запихать за щёку травяную таблетку. Спрессованые волокна быстро пропитались слюной и начали мятно холодить щёку изнутри, и в самом деле снимая боль. А заодно гася пака вялые и невнятные признаки голода. Это ещё успеется, не срочно. Сейчас бы...
Какое щедрое предложение... Он сам готов сыграть... Сыграть для такри. Как... странно.
- Ешли фам не тудно... - немного растерянно и шепеляво из-за травок проговорил Йоренс, приоткрыв блёклые, жолто-зелёные глаза, и как-то растерянно глядя на вампира.

0

18

- Посмотрим. Где этот проклятый инструмент? - Джино вдруг осознал, что не помнит, куда запихал футляр с флейтой в последний раз.
Вот здорово будет, если сейчас он его не найдет. Всегда так бывает - ищешь что-то, ищешь, отчаеваешься, бросаешь поиски, а потом оно находится в самом неожиданном, и. что самое главное, элементарном месте.
Это как искать что-то под столом, в то время, как оно спокойно лежит на столе. И потом сам над собой смеешься.
Джино посмотрел на Йоренса страшными глазами а ля "я - маша-растеряша" и углубился в поиски.
Однако даже через несколько минут его поиски не увенчались успехом. И тут его осенило...
- Реееееен... - взлохмаченная голова Джино появилась над краешком кровати, под которой он только что рылся. Вампир положил на мягкую перину подбородок и выпятил нижнюю губу, как обижанный ребенок. А потом и вовсе спрятал голову под одеялом, чтобы Йоренс его не видел.
- Сегодня утром ее забрали. Я распорядился отдать ее мастеру, потому что обнарудил на ней трещину. - раздался его бубнеж из-под одеяла. - А я об этом забыл, окрыленный тем, что ты на меня больлше не злишься.

0

19

Такри снова прикрыл глаза. И хоть не видел, но отлично слышал, как вампир копошится вокруг. Сносит стены, и роняет мебель, судя по звукам. И поиски всё никак не могли увенчатся успехом. Даже странно...  Впрочем, причина неотыскиваемости флейты вскоре выяснилась, и покоянный вампир возник  края кровати. Да ещё с таким расстроенным голосом...
У Йоренса промелькнула кощунственная, и пака довольно слабая и сонная мысль о том, что болеть - это даже хорошо. Вон как некоторые лебезят вокруг. Некоторыее... Как хочется верить, что он не обманул... Нет! Нельзя об этом думать, нельзя!
Надо... Успокоить вампира, чтоли? Ну и что, что флейты нет...
- Нищего стафного... - снова прошамкал сквозь траву такри, и несколько неуверенно потянул руку к голове вампира. Впрочем, как ни странно, наткнулся пальцами на горбик одияла и только тогда сообразил открыть глаза и посмотреть, где вампир обретается.

0

20

- Ну я же обещал! - возмутились из-под одеяла.
Обещать-то он обещал, а вот любимый инструмент канул в Лету на энное количество времени, пока мастер не устранит недостатки.
Можно, конечно, мысленно было послать слугу за новым инструментом, да только не на всяком инструменте можно с ходы сыграть то, что хочется, причем так, чтобы самому нравилось.
- Я тебе обязательно сыграю, Йоренс. - пробормотал он, высвобождаясь из-под одеяла и забираясь на кровать поверх него. Устроившись со всеми возможными для себя и для больного слуги удобствами, Джино удовлетворенно выдохнул.
- Мой маленький мир. Моя комната и ты под боком. Маленький мир... - повторил он. - Кстати! Ты сказал что прощаешь меня, но не сказал "Я обещаю быть тем самым прежним вредным Йоренсом, которого ты знал". Скажи это...
Он все это тихо нашептывал слге на ухо. А эти нашептывания никак не способствовали нормальной беседе. Только лишь сну...

0

21

Такри неотрывно смотрел на вампира, пака тот устраивался на кровати. На неожиданно тёплого вампира. Йоренс раньше не замечал этого. А сейчас... Вернее, несколько часов назад, когда пришол в себя после того что случилось... Джино оказался таким...
Шепчет на ухо. Обдаёт горячим дыханием. А Йоренсу становится вдруг горько и плохо от того что он не может... Не имеет права повторить это потому что...
- Я немогу... - чуть повёл челюстью, заталкивая травянистый комок подальше, чтобы не мешал говорить. - "Тот" Йоренс не умел плакать.  Но я... Постараюсь.
Такри был сейчас под влиянием слишком сильного... душевного расстройства на почве последних событий, и ему казалось, что стать прежним уже невозможно, да и плохо он помнил, что значит быть "прежним". А потому боялся, что никогда больше не придёт в себя.

0

22

Джино слегка улыбнулся.
- Значит "этот" Йоренс нравится мне гораздо больше. В нем больше эмоций. Он более человечный. Если ты умеешь плакать-это хорошо. Плохо иметь в наличии слезные железы и не уметь ими пользоваться. Это как-то неправильно. К тому же, слезы иногда здорово помогают.
Джино замолчал, умиротворенно выдохнув слуге в шею. Казалось, он уснул.
- Нет, не старайся. Не хочу того Йоренса. Хочу того, кто умеет чувствовать и выражать свои чувства. Вот бы ты еще почаще улыбался. А то такое впечатление, что ты совсем не понимаешь некоторых шуток. Или это просто у меня такое чувство юмора?
Кончиками пальцев он поглаживал руку такри, ту что была в бинтах. Осторожно...
- Хочешь есть?
Мысленно он уже отослал призыв слуге, чтобы поднялся и ждал за дверью его спальни.

Отредактировано Джино (2008-12-09 22:06:14)

0

23

Такри немного расслабился и успокоился. Раз ему нравится, то так даже и лучше. Значит он не против, если такри никогда не станет прежним. Значит... Хоть о чём-то можно не волноваться...
Йоренс расслабленно выдохнул и снова прикрыл глаза. Уловил тёплый выдох вампира, и чуть повернул голову, наверное уже инстинктивно. Чтобы было удобнее кусать. Видимо это было ещё одно доказательство того, что он кому-то нужен. Или хотя бы его кровь. Хотя-бы...
Есть? Интересное предложение. Такри всегда был непротив перехватить что-нибудь. Или кого-нибудь. В неограниченных количествах. Но сейчас есть хотело его человеческое тело. Даже не хотело, а вяло желало возместить потерю крови с помощью потребления, собственно, еды.
- Немного. - несколько виновато согласился Йоренс. - Только... совсем чуть-чуть...

0

24

"Сок...Неси апельсиновый сок...И..."
Что там еще? Рыба? Да...Рыба-кальций...Кальций-рыба...Самое оно.
"Рыбу...поджарьте рыбу..."
Витамины?
"И салат из овощей...Быстро!"
Отправив слугу выполнять поручения, Джино снова и мыслями и делом вернулся к Йоренсу.
- Тебе не кажется, что у нас странные отношения? - усмехнулся он. - Ну какой еще хозяин будет укладывать своего слугу к себе в постель, чтобы позаботиться о нем? Нет, бывают случаи, когда слуга удовлетворяет плотские желания хозяина, но...Чтобы вот так. Это довольно редко...Прямо как братья. Или...Отец и сын. Тебе что больше нравится?

0

25

Вампир задался странными вопросами. Впрочем, действительно любопытными, и, было бы неплохо разобраться в этом...
Плотские желания? Да! Транесы частенько приглашают слуг к себе в постельку чтобы поразвлечся. Йоренса эта участь не постигала, потому что вампиры брезгали связываться с такри. А Джино... Почему он не предпринимал подобных попыток? Может, Йоренс банльно был не в его вкусе? Или...
- Как вам будет угодно. - покорно проговорил такри. - Моё мнение... не должно играть роли...
Да и небыло у него этого самого мнения. Такри даже близко не мог сообразить, как всё это понимать, и что думать. Не в том он был состоянии.

0

26

- А ты не замечал, что твое мнение как-то всегда играло роль? - задумчиво сказал Джино.
Он и правда сейчас понял, что что бы ни делал, все равно подсознательно всегда прислушивался к мнению Йоренса. КОнечно же, если тот соизволял его высказать. Что случалось нечасто, но всегда своевременно.
- В любом случае, следующий шаг к твоему очеловечиванию - многословность. Конечно, не надо страдать словоизвержением, но и "мое мнение не играет роли..." - Джино натурально передразнил Йоренса. - ...тоже надо послать к чертям. Хватит!
Энтузиазма-то сколько! Откуда только что берется?
Через минут 15 принесли еду и первым делом Джино влил в Йоренса стакан сока.
Потом оказалось, что вампир забыл про травинки, которые призваны были снимать боль. А затем выяснилось, что Йоренс про них тоже забыл и скушал в задумчивости.

0

27

Такри решил промолчать. Потому что весьма скептически относился к... собственному мнению. Потому что, во первых, слуга не тот, кто может что-то там советовать или указывать господину. Во вторых, ему всегда приказывали, а он выполнял. И на счёт наоборот у него было вполне определённое мнение.
И предположение на счёт послать "мое мнение не играет роли..." к чертям казалось неимоверно глупым...

Да, точно, это было тогда, две недели тому назад. Когда Йоренс был ещё не совсем в себе после... случившегося. Полуживой, если говорить откровенно. Стоило вспомнить обо всём этом, как по спине пробегал холодок. А рука, всё ещё плотно обхваченная бинтами в три слоя начинала нудно ныть. Такри невольно придержал левую руку правой, поглаживая зудящую, недозажившую рану и перевёл вгляд на вампира.
- Вы... хотите узнать моё мнение, относительно... этого? - с некоторым промедлением переспросил такри, кивая в сторону раскошнейшей, по последней моде кровать с балдахином из восьми слоёв дорогущих тканей, с вычернуй золочёной спинкой и стилизованными под колонны стойками... Так вот, что таскали вчера слуги и шумели до позднего вечера в комнате Джино. И насколько такри был наслышан о богемной жизни, это произведение столярного исскуства было ещё дороже, чем то, насколько выглядело. С модными штуками всегда так, хотя это и казалось такри глупым. Джино несмотря на это светился довольством, хотя у другого упоминание выплаченной за постелищу суммы вызвало бы сердечный приступ...

0

28

Джино, вольготно развалившийся в кресле, покуривал трубку и смотрел почему-то не на лицо слуги,а на его забинтованную руку. Хотя бинтов под одеждой и не было видно, но вампир точно знал, какая из двух рук слуги не очень рабочая.
Услышав голос Йоренса, он задумчиво поднял глаза на него, продолжая дымить куревом.
- Ну да...А что тут странного? Купил вот, решил поделиться приятными эмоциями. Ты представляешь, каково на ней спать? - мечтательно возведя глаза к потолку, Джино не менее мечтательно растянулся в улыбке. - Спать и видеть сны...Ну или не спать, не видеть сны, а заниматься чем-то другим. Сказка...
Вампир снова критически осмотрел кровать.
- Хотя вот балдахин могли бы сделать менее пафосным. - причмокнул он губами, снова засывая в рот дымящуюся трубку. - Попробуй, сядь туда. Тебе понравится...

0

29

Такри не представлял, каково спать на этой кровати. Даже близко. и никак не мог даже для себя сформировать отношение к этой... обновке. Но всё-же Йоренс решил воспользоваться приглашением. Подошол к этому ужасу, шарахаясь от свисающей ткани, скосился на вампира, и осторожно пригладил ладонями шолковое же покрывало. После чего сел на кровать, и подивился мягкости матраса. Было удивительно мягко, и такри, привыкший спать на жостком, даже представить не мог, можно ли вообще уснуть на этой кровати.
- Очень... мягкая. - согласился такри осторожно. И не слишком уверенно. Причём, неуверенно скорее в отношении своём к этому чуду, чем в его мягкости. Впрочем, наверное, на такой-бы у него не ломило бы руку... Рана почти зажила, но рука слушалась плохо, очень плохо, и её часто ломило. Особенно во время сна. Впрочем, такри знал, что что через пару месяцев от раны не останется ни следа, ни воспоминаний. Пару раз закуклится, и никаких увечий не останется...

0

30

Улыбнувшись, как будто услышал самую лестную похвалу в свой адрес, Джино грациозно поднялся с кресла, предварительно затушив дымящуюся трубку и оставив ее на столике.
- Я знаю, тебе не понравилось. Ты смотришь на нее, как на что-то совсем страшное и непонятное. Ты так смотрел на меня, когда я пришел к тебе в камеру и начал говорить о непонятных тебе вещах. Как будто ты не знал, чего от меня ожидать. Но в тот раз все было именно так, логично. Но от этой кровати...
Он двигался как-то по-кошачьи, подходя ближе к сидящему на кровати Йоренсу.
- От этой кровати не приходится ожидать ничего, кроме комфорта.
Положив ладонь на грудь слуги, он слегка толкнул его и повалил на кровать, оказавшись сверху.
"Ну вот...Сейчас он опять решит, что я хочу его укусить. Старые-добрые привычки никогда не меняются..."
- Как твоя рука? - спросил он, хотя знал ответ.

0


Вы здесь » Хэмири » Особняк клана Транес » Комната Джино